Коучинг-центр "100%"®

Библиотека

Главная » Статьи » Мои статьи

Интервью с Майлзом Дауни
Интервью с Майлзом Дауни


Коучинг – это женская сторона человеческой натуры

В теории решения изобретательских задач есть такой стандартный, простой и в тоже время сильный прием – когда принцип действия или свойство одного механизма пытаются перенести на другой. Эффект часто получается очень неожиданный. Персональное тренерство зародилось в спорте. И хорошо себя зарекомендовала. А потом эта идея неожиданно пустила корни в сфере бизнес-психологии. И в мире появились коучи — персональные тренеры для «гражданских» людей.

На сегодня Майлз Дауни одна из самых ярких звезд мирового коуч-небосклона. Директор Лондонской школы коучинга. Основатель Европейского Совета по наставничеству и коучингу. Человек. к которому за консультациями обращаются монстры современного экономического мира. В его послужном списке значатся десятки и сотни корпораций, которые являются краеугольными камнями сегодняшней мировой экономики.
 
Черный ящик под названием «коучинг»

— Майлз, дайте наконец определение того, что же такое «коучинг»! У нас люди в сути понятия бизнес-тренинг еще не смогли до конца разобраться, а тут из Европы новый подарочек пришел…

— Вы не одиноки. И в Великобритании и в Европе мы сталкиваемся практически с теми же проблемами,- люди плохо понимают что такое коучинг. Идет смешение понятий коучинга и психотерапии и психологии. И рынок в этом еще не разобрался, покупатели услуг коучинга не знают, как его приобретать и как заключать контракт.

Видов коучинга сегодня существует несколько – спортивный, административный, жизненный, карьерный… коучинг – это набор методов и способов используемых одними людьми для того чтобы оказывать помощь в профессиональной деятельности другим людям.

Пока еще в этой профессии очень мало стандартов, правил, традиций. Она еще малоформализована. Но сейчас она уже обретает свой идейный и инструментальный скелет.

В Великобритании практикующие коучи уже организовали два органа. Один устанавливает стандарты, а членство во втором дает подтверждение квалификации. Эдакий профессиональный союз. Думаю, что подобные процессы очень скоро начнут происходить и в России.

Главное, в последние годы появилось несколько мест, где можно получить хорошую профессиональную подготовку, вне зависимости от того, каково ваше исходное образование или опыт. Правда здесь мы сталкиваемся с другой проблемой – ведь в коучинг приходит много людей из психологии. Они видят коучинг как обучение и развитие и гораздо меньше видят его направленным на результативность и успешность в бизнесе. И между этими двумя направлениями происходят столкновения. Коучинг не должен лечить, он должен создавать дополнительную стоимость, создавать дополнительные возможности для бизнеса.

— Существует ли какой-то стандартный срок, который необходим коучу для работы со специалистом? Есть ли какие-то стандартные стадии этого процесса?

— Увы, нет такой программы одного размера, которая бы всем подходила. Когда я начинаю работать, то сначала определяю в чем вопрос, какова задача и какие цели стоят. И этим обуславливается выбор и сроки той или иной программы. Как часто нам с клиентом надо будет встречаться, какие потребуются дополнительные услуги, возможности. Например, может потребоваться сбор обратной связи и какая-то оценка со стороны коллег или руководства.

У меня нет минимального размера программы, но обычно я не работаю больше, чем в течение года. Для того чтобы не создавать зависимости.

Если есть остается еще какая-то работа, которую надо сделать, я подписываю другой контракт. И всегда привлекаю третью сторону, которая этот контракт просматривает. Потому что коучинг — это отношения не один на один. Это еще и отношения с организацией, в которой клиент работает.

— Майлз, насколько развит коучинг количественно и качественно в Великобритании, Европе, Америке и, если можете сказать, в России?

— Он развит практически везде, но везде по-разному. Первые реальные ростки коучинга появились в Великобритании. Потому что там мы быстро провели границу между коучингом в жизни и бизнес-коучингом. В американской системе это пока еще достаточно смешано.

В штатах коучинга развивался в большей степени из философии, некоторых направлений так называемой пара-психологии. Европа может быть чуть отстает, но Швейцария, Германия, Франция очень быстро подхватывают наши идеи.

И кстати, я восхищен тем, что в России тоже вижу очень хорошую подготовку и уже можно сказать школу. А главное, многое из того, с чем я сюда приехал здесь уже есть. Мне кажется люди очень быстро понимают и схватывают то, что я им говорю.

— Какую долю рынка сейчас занимает коучинг в Европе среди услуг?

— Я не знаю, чтобы кто-то проводил такие исследования. Пока нет таких цифр на которые можно было бы сослаться. Пока еще это во многом «черный ящик». И для людей, и для рынка, и для экономики, и для статистики.

Явление под названием коучинг только-только возникло на рынке. Правда не везде. В Лондоне есть районы, где коуч является такой же неотъемлемой частью жизни, как и «Порше». Но это уникальные случаи и уникальные места.

Сейчас в Лондоне 5 компаний, которые имеют в своем штате порядка десятка коучей и которые представляют качественные услуги. Есть нескольких сотен индивидуально работающих бизнес-коучей, которые на своих визитках пишут это слово.

Есть компании в которых в которых существуют «коучи». У которых есть бюджет, есть штатное расписание и которые часто не представляют что коуч должен делать, как и с кем он работает.
 
Термометр для коуча

— Майлз, как можно опознать по-настоящему хорошего коуча? Можно ли попросить у него рекомендации, резюме?

— Не просто «можно», коуч сам должен предоставить все это, причем с самого начала.

— Хочется спросить об одном спорном моменте, который часто встречается среди бизнес-тренеров… Если я помогаю другому человеку быть результативным, то обязан ли я быть результативным в этом деле сам?

— Многие из тех людей, которым я оказываю услуги коучинга имеют возможности и способности гораздо большие, чем у меня. Они ведут бизнес, который измеряется миллионами и миллиардами фунтов. Я никогда этого не делал и не собираюсь этого делать. Я хорош в том, чтобы помочь другому человеку думать самому, думать за себя. И это то, в чем заключается моя роль. Я специалист в этом, а не в создании многомиллиардных капиталов.

Есть правда такой момент… Многие люди придят в коучинг, для того чтобы решить какие-то свои внутренние проблемы. Удовлетворить свою потребность в том, чтобы кого-то исправлять, лечить, улучшать. Вот это пожалуй перегиб, от которого стоит избавляться.

Когда мне было 5 лет, моя 8-летняя сестра умерла от лейкемии. Я до сих пор хорошо помню ее спальню, когда она там лежала и болела. И помню свое чувство непонимания того, что с нею происходит. Наверное, это отчасти объясняет почему, я пошел работать в сферу, где реально можно помочь другим людям.
Для того чтобы стать хорошим коучем, мне нужно было многое осознать, понять, пропустить через себя. И сделать так чтобы это не влияло на ту работу, которую я делаю с людьми. Это очень внутреннее такое чувство, я его не часто открываю. Но может быть оно прояснит мой ответ на ваш вопрос.

— Что является критерием эффективности работы коуча? Как можно оценить тот результат, который достигается в работе с клиентом, он лучше, хуже изначально задуманного…

— Во время первой сессии мы устанавливаем с клиентом определенные цели и те критерии успеха, которые приемлемы и понятны. Если человек, с которым я работаю имеет руководителя, то он согласует свои цели с руководителем. И босс вправе оценить правильные ли это цели.

При прохождении примерно половины программы мы пересмотрим цели еще раз и в конце программы сделаем итоговый полный и общий обзор работы.

Здесь есть очень тонкий момент — нельзя приписать успех или неуспех работы полностью коучу. Потому что не коуч выполняет задания. Он только помогает.

— Майлз, чем коуч отличается от бизнес-тренера и что на ваш взгляд полезнее для организации коучинг или тренинг?

— Тренер приходит с чем-то, чему он может научить. Коуч начиная работать позволяет оценить ваши собственные задачи и ресурсы. Тренер приходит с рецептом, который может быть очень полезен, а коуч полагается на то, что вы выработаете собственное видение.

Если бы у меня был выбор то или это, я выбрал бы коучинг. Но оба направления имеют место быть и оба могут быть лучше. Все зависит от того, какой вопрос. Тренер полезен тогда, когда в отрасли или направлении есть какая-то лучшая практика или лучший опыт. Например, навыки презентации или навыки влияния, управления временем… Но когда дело касается чего-то более личного, то конечно нужен коуч.

— Кстати, а кто больше интересуется коучингом – мужчины или женщины? Почему-то мне сейчас кажется, что тренинг – это больше мужская стезя, а коучинг – женская…

— Может быть. Я бы не стал наверное проводить резких граней, но те навыки, о которых мы говорим, они действительно в большей степени относятся к женским чертам человеческих существ. Что нужно для хорошего коучинга — способность к доверию, взаимодействию, больший доступ к интуции… Это действительно отсыл к женской стороне человеческой натуры. Так что здесь скорее речь идет не о поле, а о чертах характера. У меня к примеру очень хорошо развита интуиция. За гранью успеха

— Майлз, скажите, почему успешные люди не всегда бывают успешными? Казалось бы, раз человек много достиг, значит у него есть способ, стратегия успеха… Значит он должен все время набирать обороты и становится все лучше и лучше. А в жизни бывает и по-другому.

— Успех – это изменение. Если человек перестает меняться или не хочет больше этого делать, он часто перестает быть успешным.
Это профессиональное заболевание для значительной части нашего бизнеса. Внешне люди вроде бы подошли к вершине руководства, но на самом деле они просто подошли к стене, застряли.

Часто бывает так, что как только вы получаете самую высокую должность в организации – следующий ваш взгляд это на пенсию. И окружающие начинают ждать когда вы уйдете в отставку, когда вы пойдете отдыхать?

И еще важный момент. Я сам могу чувствовать, что пришел в тупик, что мне надо измениться. Но зачастую люди вокруг хотят чтобы я оставался на старом месте, таким как был раньше. Окружение держит, потому что им так удобнее! Изменения пугают. Если ты изменишься, мне тоже придется меняться!

Для успеха важно чтобы была осознание необходимости и желание, что-либо менять. Иногда это требует достаточно глубокого пересмотра того, кем человек на самом деле является, что он делает на самом деле, какие ценности создает.

Мой метод работы с людьми – это пробудить в человеке осознание проблемы. Чтобы человек стал видеть ее более явно, более ясно. И это помогает людям принимать гораздо лучшие решения по сравнению с тем, если бы они все делали в потемках.

— Майлз, я все-таки спрошу еще раз. Что отличает хорошего коуча от не очень хорошего? Что есть лично в вас, что позволяет вам быть настолько хорошим?

— Я верю в людей. Когда я работаю с человеком, я полностью верю в то, что он обладает возможностью творить, думать, создавать все ему что нужно.

Я верю, что каждый может научиться всему чему ему необходимо.
И еще важная вещь, которую я точно знаю, что в тех отношениях, которые строятся на доверии и добром намерении невозможно сделать ошибку. Все что я делаю в своей работе помогает человеку.
Знаете, талант, настоящий талант – очень хитрая вещь. Человеком он фактически не осознается. Это естественно, это как вода для рыб или воздух для птиц. Это есть и, кажется, это всегда было.


Источник: http://abital.ru
Категория: Мои статьи | Добавил: coach-100 (23.12.2009) | Автор: Кормачев Сергей
Просмотров: 2426 | Теги: программа, hr, бизнес-коучинг, менеджмент, коучинг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Пятница, 15.12.2017, 17:05
Приветствую Вас Гость

Форма входа

Категории раздела

Мои статьи [15]

Поиск

Наш опрос

Как Вы узнали о нашем сайте?
Всего ответов: 148

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0